Главная Марафон!
18.11.2017

Братья Швальнеры «Человек из раньшего времени» (отрывок из книги)Статья

Бубецкого разбудил жандарм. «Вот оно, — подумал Иван Андреевич, — свершилось. Я знал, что не может сказка так долго длиться…»
-Вставай, вставай! Что тут произошло?
-А что? – с трудом вспоминая события минувшего дня, и едва разлепляя глаза бормотал Бубецкой.
-Да то. Ты пошто лакея убил?
-Какого лакея?
-А-ну брось придуриваться. Прежнего хозяина лакей с тобой пил?
-Так есть.
-Ну вот он, — жандарм махнул рукой на покрытый простыней труп, лежавший чуть поодаль, у кровати Дмитрия Афанасьевича.
-Убит?
-Как есть. Так за что?
-Вы что, меня подозреваете?
-А кого подозревать, покуда в доме никого боле и нету?
Бубецкой уронил голову в ладони. Пусть вчера он был мертвецки пьян, но убить Степана он не мог – не таков он был по натуре, да и поводов вроде не было.
-Не может быть, — только и смог проговорить он.
-Ну ладно, пойдем в участок, там комиссару все и расскажешь.
Пока его вели, он думал только о причудливом слове «комиссар» и о том, что возможно в полиции ввели новый чин. Придя в участок, он был немало удивлен – наряду с жандармами тут сновали в большом количестве штатские лица, вооруженные до зубов, кругом царил хаос, бумаги летали, люди летали вслед за бумагами и опережая их, и плохо было понятно, полиция ли это времен царской России или народная дружина из работ Мора и Кропоткина. На одну минуту Бубецкому показалось, что он сходит с ума.
Комиссар был облаченный в черную кожаную куртку невысокий, плотный поляк с серыми мышиного цвета усами щеточкой и аккуратным пробором. Пока он заполнял какие-то формуляры с педантичным видом, Иван Андреевич успел разглядеть объявления, висевшие на стенах – через одно в них говорилось о розыске некоего Ленина.
-А кто он? – кивнув головой на плакат с изображением лысой головы с усами и эспаньолкой, начал разговор с комиссаром Бубецкой.
-Главарь большевиков, — ответил тот. – Мерзавец и негодяй, а к тому же немецкий шпион. При первом же появлении в пределах России подлежит немедленному аресту и суду… Но с ним вопрос понятен, а вот Вы кто такой?
-Вот, — Бубецкой вынул из внутреннего кармана форменной шинели справку и протянул ее комиссару.
-Бубецкой Иван Андреич… Отбывали пожизненный срок за организацию покушения на Миротворца?!
-Так точно-с.
-Помилуйте, так не состояли ли вы в «Террористической фракции Народной воли»?
-Так и есть.
-Очень занятно, — комиссар поднялся с места и протянул ему руку. В его глазах читалось видимое уважение к собеседнику. Признаться, отметил про себя Бубецкой, при прежней власти на такое отношение рассчитывать не приходилось бы. Как знать, может покойник был прав и впрямь все изменилось в стране и теперь пойдет на лад? – Моя фамилия Вышинский. Андрей Януарьевич. Я начальник столичной милиции.
-Чего, простите?
-Жандармский корпус скоро совсем распустят, и останется народная милиция, которая будет охранять порядок на местах. Пока жандармы нам помогают, но со дня на день их здесь вовсе не останется.
-Теперь понятно.
-Видите ли, Вас подозревают в каком-то гнусном убийстве какого-то забулдыги…
«Однако, методы все ж царские. Так судить людей по социальному происхождению раньше завсегда было принято…»
-…и мне, конечно, не верится, чтобы это совершили вы… Это ведь не Вы?
-Конечно нет, что Вы! Но… я не знаю как оправдаться, у меня нет алиби.
-Вы только вчера освободились и плохо представляете, что творится на улицах сейчас. Такие убийства не редкость. Мародерство, в том числе солдатское, приобрело неслыханный размах. Вернее всего, вы были в сильном подпитии, когда разбойники пролезли в дом, тем более, что препятствий для этого не было никаких. Согласно протоколу обнаружены следы грабежа. Старика они убили, а вас скорее всего просто не обнаружили – даже жандарм с трудом отыскал Вас среди бардака, который тридцать лет назад был домом знатнейшего человека… Вот и вышло недоразумение… Однако, порядок обязывает меня пока заключить Вас в камеру… — Вышинский задумался. – Давайте мы вот как поступим. Вы посидите здесь, а я немедленно телефонирую прямо министру юстиции. Пусть приедет и лично разберется в этом деле!