Главная Марафон!
13.01.2018

Олег Дольский «Январские ландыши» (отрывок из книги)Статья

Ни в 12, ни в 12 с четвертью к фонтану никакой Антуан не пришёл. Печься на солнце Ландышева больше не могла, да и пора было собираться на поезд. Неужели Чернова была права? Вздохнув, она отправилась было к себе в номер, нещадно укоряя себя за то, что не взяла его номер телефона, и даже не спросила, в каком санатории он отдыхает.
— Леночка! – Антуан подбежал к девушке сзади и крепко обнял за талию, не на шутку испугав её. – Извини, что опоздал, из министерства звонили, никакого покоя нет даже на отдыхе. Это — тебе!
Загорелый мачо чуть ли не из шорт вытащил букет синих фиалок. Ландышева была несказанно рада, но ей показалось, что эти цветы она видела в местном городском парке.
— Спасибо, Антуан, а я уже думала, что ты не придёшь.
— Ну как ты могла так подумать, Елена, звезда очей моих? – с деланной укоризной произнёс молодой нефтяник. – Даже в память о прошлом вечере я просто обязан был примчаться к тебе на крыльях любви!
Елена покраснела, ей стало неудобно собственного ханжества:
— Ой, извини, дорогой, просто я через 2 часа уезжаю, а у меня даже телефона твоего нет.
— У меня твоего тоже нет, но мы это скоро исправим! Так, по случаю твоего отъезда я приглашаю тебя в ресторан. Здесь неподалёку есть замечательное местечко, там делают замечательное фуа-гра. Ты любишь фуа-гра?
Провинциалка в очередной раз покраснела: паштет из гусиной печени она никогда не ела, хотя название это слышала пару раз в каких-то сериалах из жизни богатых:
— Не люблю. У нас не умеют делать фуа-гра.
Переместившись в ресторан, пара присела за столик, покрытый скатертью из золотистой парчи. Мебель в этом заведении тоже производила впечатление недешёвой: с элементами состаренной бронзы и позолоты. В углу на импровизированной сцене девушка играла на арфе. Других посетителей не было.
Прилизанный официант несколько недоверчиво оглядев посетителей, принёс им меню, которое Антуан тут же вернул ему назад:
— Это лишнее. Принеси-ка нам, уважаемый, бутылочку Шардоне 1896 года розлива, 2 порции фуа-гра (для дамочки сделай в лучшем виде), пару салатиков с сицилийским пармезаном и чёрной икоркой. Пока всё!
Официант удивлённо-надменно поднял правую бровь, но потом кивнул и отправился исполнять заказ.
Яства показались Ландышевой весьма вкусными, но она периодически посматривала на часы, и смаковать по-настоящему в условиях цейтнота у неё не получалось. Антуан заказал ещё кофе с мороженым (себе и даме).
— Да, Алексей Германович, слушаю вас! – громко ответил он в телефонную трубку, когда та разразилась на весь ресторан громко, перебивая играющую арфистку. – Алло, алло!
Ещё пару раз пофукав в трубку, он попытался сам набрать номер абонента, но у него ничего не получалось.
— Приеду, выкину этот корпоративный мобильник, пусть меняют на айфон семь эс! – раздражённо ответил он Елене. – Мне сам глава «Газпрома» звонит, а я ему ответить не могу.
— Попробуй с моего дозвониться, — предложила Елена свой не самый навороченный, но всё же недешёвый гаджет.
— Думаешь? – Антуан впился глазами в её смартфон. – О, у тебя аппарат пять эс, неплохо. Ладно, давай, пойду с крыльца позвоню, здесь, похоже, плохо сигнал проходит.
— Антуан, только давай недолго, у меня через час поезд.
— Да-да, конечно, я мигом, — нефтяник в шортах с пальмами схватил ленкин телефон и походкой старого кокета беззвучно вышмыгнул из ресторана.
Принесли мороженое, но Ландышева не прикоснулась к нему и нервно стучала ноготочками по столу, постоянно глядя на входную дверь.
— Вас можно рассчитать? – робко спросил прилизанный служитель общепита.
— Да-да, конечно! – ответила девушка, у неё во рту стало сухо то ли от Шардоне, то ли от надвигающегося, как грозовая туча, прозрения.
Через полминуты счёт в кожаной крокодильей визитнице был на столе. Ландышева с ужасом прочла приговор:
— Салат с моцареллой и чёрной икрой…2х1450=2900 руб.
— Фуа-гра…2х750=1500 руб.
— Вино «Шардоне» 0,7л…2820 руб.
— Мороженое в розовой карамели… 2х370=740 руб.
Итого: 7960 рублей.
Она в отчаянии взглянула на дверь и прикусила с досады язычок. Женщину постигли смутные терзания: шестое чувство подсказывало ей, что дверь больше не отворится, и белозубый «нефтяник» Антуан не вернёт ей телефон и не оплатит счёт. Где же ты раньше, прозорливое, было?
Ещё вчера она радовалась, что так мало потратила на курорте денег, а сейчас. Похолодев, она схватила сумку, где в кошельке и в ещё одном потайном месте были спрятаны купюры «на всякий случай». И, похоже было, что этот самый случай наступил. Подсчитав наличность, она с некоторым облегчением выдохнула: там было немного больше суммы, указанной в меню: 8120 рублей.
— Извините, — обратилась она к официанту. – А вы бы не могли пригласить моего друга: он там по телефону с шефом разговаривает?
— Кого, Антошку что ли? – человек с подносом усмехнулся. – Я думаю, в ближайшие дней пять ни я, ни вы его не увидим.
— Так вы что, с ним заодно?! – у Елены от совершённого обмана прорезался голос.
Даже арфистка прекратила играть и, округлив глаза, посмотрела на официанта и посетительницу.
— Тихо, девушка, вы в своём уме? – осадил её прилизанный. – Чтобы я с аферистами водился. Это же местные братья Антошка и Вовка представляются вот таким как вы Антуаном и Вольдемаром, а потом на денежки разводят – их все уж знают. Платить будете или как?
«Или как» опозоренную Ландышеву не устраивало – до поезда оставалось 50 минут. В другой момент она, конечно же, вызвала милицию-полицию, написала заявление – всё как положено. А в нынешнем положении ищи-свищи, пожалуй, этих Антуанов-Вольдемаров. Бессмысленно. Хорошо хоть, на обратную дорогу 120 рублей осталось.
Елена расплатилась с рестораном, положив в визитницу 8000 рублей (в т.ч. 40 рублей чаевых), и не теряя гордой осанки, спешно удалилась из ресторана.
«Будет тебе уроком, Ландышева, — безжалостно сказала она себе. – Любишь медок – люби и холодок».