Главная Марафон!
29.09.2017

Савелий Аркус «XXI-я пластинка» (отрывок из книги)Статья

Корнелия Жакмар, став преподавательницей, применила самый простой способ обучения. Она просто начала разговаривать с Максом по-французски обо всём. И когда Макс не понимал, о чём речь, и начинал переспрашивать, учительница всегда говорила одно и то же:
– А на что это похоже, как вы считаете, месье Макс? Каковы ваши предположения? Думаете, за неделю можно выучить язык? Нет. Нельзя. Но людей-то вы уже знаете. Смотрите на них. «Я», «мы», «ты», «они», «хочу», «могу», «имею» — это вы уже выучили, остальное — смотрите. Когда люди говорят, они играют эти слова лицом и глазами. Догадаться по смыслу проще, чем знать перевод. Смотрите и запоминайте, месье Макс. Так вы будете впитывать язык чужой страны всегда. А ночью повторяйте слова, будто шепчете их той самой девушке…
Корнелия внимательно посмотрела на Макса в ожидании, что он будет спорить, и она сможет раскрутить его на интересную беседу. Но Макс посмотрел на неё и молча уставился в словарь. Корнелия недовольно вздохнула. Ей так хотелось узнать о белой королеве Макса! Но тот оказался слишком неприступным.
Методика мадам Жакмар заработала уже на четвёртый день. Макс научился не только слушать слова, но и смотреть на собеседника с искренним интересом, вникать в его чувства — ему это было необходимо. Для бизнесмена с довольно развитым чутьем этот метод оказался очень продуктивным, и когда Макс пришёл на урок в шестой раз, то сам заговорил по-французски. Немного коряво, но смысл был понятен. С этого момента Париж перестал для него быть населённым инопланетянами.
При этом он каждый вечер стучал в номер Алисы, но она ему так и не открыла. Меж тем ему регулярно докладывали, что она то уезжает куда-то в экипаже с молодым человеком, то приезжает с подарками, но однажды особо бдительный служащий сообщил, что провожавший Алису молодой человек обещал заехать в четыре часа пополудни.
Макс к тому моменту был готов и во всеоружии. Он собрал вещи, нанял экипаж, куда всё погрузили, запасся едой, изучил карту местных дорог и принял решение. Простое и очевидное.
Нужно было спасать Алису и возвращаться домой, и как это сделать он уже знал. Если Алиса принимает какие-то вещества, то взывать к её разуму бесполезно, поэтому он решил действовать.
Когда в означенное время за Алисой приехал экипаж, и из него вышел молодой щёголь с букетом, а к нему спустилась Алиса, Макс был уже наготове. Он сидел на скамье напротив, пробуравив дырку в газете, как это делается в фильмах про шпионов.
Увидев Алису, он молниеносно подбежал и схватил её под руку, чтобы претворить свой план в жизнь. Однако она закричала, а к нему подскочил француз с букетом и начал протестовать:
– Как вы смеете, наглец!!! Немедленно отпустите даму, иначе будете иметь дело со мной!
Макс не обращал внимания на эти крики и на верещание Алисы — время было слишком дорого, а она вопила, обращаясь к кавалеру: «Анри, ну что же ты стоишь, сделай же что-нибудь!»
Анри как бойцовый петух подскочил к Максу:
– Я вызываю вас на дуэль! Мы будем стреляться! С двадцати шагов!
В лицо Макса полетела перчатка. Макс не обратил на неё внимания, и та упала на землю. Парень поднял и вновь кинул её в лицо Максу, перчатка повисла на его плече, он смахнул её и поволок Алису к подъехавшему из засады экипажу. Анри запрыгал вокруг него, пытаясь дотянуться до возлюбленной. Алиса отталкивала Макса, хватая руку своего ненаглядного ухажера.
Разнимая возлюбленных и сажая Алису в карету, Макс довольно грубо, но быстро и действенно принял вызов на дуэль и тут же её выиграл — Анри хрюкнул и упал на тротуар, зажимая рукой лицо. Алиса взвизгнула:
– Грубиян! — она побила кулачками Макса, садящегося в карету. Макс приказал извозчику:
– Гони! В Шербур! — И закрыл за собой дверь.
Когда у Алисы утихла очередная волна агрессивного отчаяния, она перестала избивать Макса и стены своей временной темницы. Переведя дыхание, девушка начала посыпать спутника проклятьями. Макс искренне жалел её. Он слышал много историй о зависимостях от всяких веществ и о том, как трудно от них отказаться. С другой стороны, он злился за то, что она крутила роман с каким-то подозрительным французом. Когда Алиса поняла, что её истерика бесполезна, она несколько остыла.
Макс протянул ей бутерброд. Она резко ударила его по руке, бутерброд упал. Макс вздохнул и принялся молча есть свой. Алиса смотрела на него несколько минут, потом всё же решила узнать о своей судьбе:
– Ты куда меня везёшь? — её голос был серьезен, без оттенков удивления, но в нём чувствовались остатки истерических ноток.
– В порт, — Макс решил отвечать ей тем же тоном.
– Зачем? — Истерика подкатывала вновь.
– Мы плывем в Англию, — Макс знал, что будет трудно.
– Нет! Мы не плывем никуда! Эй, извозчик! Стой! Немедленно! Эй! Макс, какого черта?! — Алиса опять стучала во все стены и по Максу.
– Я всё знаю, Алиса, я понял, — Макс сделал скорбное лицо.
– Если бы ты понял, ты… ты бы не стал мешать мне! Лишать меня того, чего у меня никогда в жизни не было и, возможно, никогда не будет… в нашем времени — точно! Ты лишил меня самой жизни!
– Алиса… — Скорбь на лице Макса усиливалась. — Во всякого рода веществах, что ты принимала, жизни нет! Они уже довели тебя до плохих кампаний… и неизвестно, до чего ещё.
Оплеуха была несоразмерна с силами Алисы. Макс долго потом вспоминал её и думал, откуда в ней нашлось столько сил.