Главная Марафон!
13.02.2017

Артем Сенаторов

«Эксмо» — крупнейший игрок в издательском бизнесе России. Это настоящий гигант и лидер рынка. Но не смотря на позицию номер 1 (а может быть именно благодаря этому), компания постоянно ищет пути развития и новые точки приложения сил. О том, какова ситуация на сегодняшний день, было рассказано на пресс-ланче в Москве.

Традиционно, общение началось с цифр. И они обнадеживающие. Причем, не только для издателей, но и для читателей. К примеру, феноменальный рост показывают продажи электронных книг – порядка 50% по отношению к 2015-у году. Это один из лучших показателей в мире. Впрочем, бумажный вариант остается приоритетным. И здесь тоже есть поводы для оптимизма. Один из них – возросшая популярность классики. Бессмертные произведения в 2016-м году словно получили второе дыхание – выбор покупателей остался за ними. Причиной, в числе прочего, может быть снижение стоимости книг. Этого удалось достигнуть благодаря удешевлению материалов (бумаги, к примеру). Да, такие изменения сказываются на качестве изданий, но зато – приобрести классику для домашней коллекции теперь может буквально каждый. Цена в розничных точках колеблется вокруг 100 рублей.

Сергей Рубис – директор редакции №1 издательства «Эксмо»
«Я вижу интерес к книгам в формате pocket book, когда цена на них является сопоставимой с ценой на электронные книги. Особенно в таких жанрах, как детектив и сентиментальная проза. Это где-то 100 рублей и даже ниже. Классика чуть подороже, но все равно и здесь получается сохранить невысокую стоимость. Мы сделали меньше наценку и книги стали доступнее. А зарабатывает издательство на увеличении количества продаж.»

Но продажи продажами, а основной фокус внимания на встрече был, разумеется, на книгах. Публику познакомили с будущими хитами – произведениями, которые только готовятся к выходу на рынок (либо вышли только что). Особое внимание привлекли впервые публикуемые на русском языке повесть Боба Дилана «Тарантул» и сборник Чарльза Буковски «О кошках». Это из западного. А из отечественного можно выделить бескомпромиссную новинку Александра Староверова «Я в степени N», ярчайший ретро-детектив Юлии Яковлевой «Вдруг охотник выбегает» и концептуальный роман Валерия Бочкова «Время воды». За российских авторов в редакции номер 1 отвечает Ольга Аминова – человек тысячи рукописей.

 

Ольга Аминова – начальник отдела современной российской прозы издательства Эксмо
Да, это действительно так – в редакцию на рассмотрение приходит до тысячи текстов в месяц. По почте, е-мейлу, курьерской доставкой. Некоторые авторы и сами приносят. Могу абсолютно честно сказать, что каждая рукопись рассматривается. Ее регистрируют, присваивают номер, указывают ФИО автора, название произведения и дату поступления. Также фиксируется дата отправки текста рецензенту и дата поступления обратной связи от него. И да – есть те, кого мы в итоге публикуем. Из новинок это, к примеру, Мария Садловская с замечательной книгой «Твоя любовь сильнее смерти». Ее рукопись попала к нам как раз через так называемый «самотек».

Классика и современная проза – это то, что будет популярно всегда. Чуть больше, чуть меньше, но тем не менее, интерес здесь стабильно устойчивый. Что же касается трендов этого момента, издатели отметили рост интереса к детской литературе и young adult – подростковым книгам. По последнему направлению вообще принято решение создать отдельный импринт, который фактически представляет собой самостоятельное издательство – называется Like Book. В следующих материалах о нем и других заслуживающих внимание проектах расскажем подробнее.

Комментариев нет
12.02.2017

Начало 1942 года. Замершие в ожидании люди: немцы вот-вот должны появиться. Эту новость из соседнего села, помнится, первой принесла Полькина Анисья, сообщив о немецкой полиции, разместившейся в соседнем селе Озерки:
– Полиция как бы немецкая, но полицаев набирают из наших. И начальник у них тоже наш. Какой-то Бойчук. Девки говорили, что молодой и очень красивый.
Анисья перевела дух, подытожив:
– Ну вот, вроде все рассказала!
Помнится, дед Захар в порыве патриотизма выкрикнул:
– Главное, не красивый, а предатель! Вешать таких надо!
Его баба Настя тогда перепугалась:
– Замолчи, старый дурень! Тебе какое дело?
Обернулась к соседям, просительно заглядывая в глаза каждому, оправдывалась:
– Не слушайте его, люди, он сегодня с утра стакан самогона вылакал, вот и несет не знамо чего!
Затем схватила упирающегося деда за рукав и потащила домой, приговаривая:
– Советы не посадили, так при немцах дуралея угрохают!

Немцы появились на следующий день. Их колонна из грузовиков и танков с черно-белыми крестами остановилась перед сельсоветом. Люди, попрятавшиеся в домах, отгибали уголок занавески на окнах и подглядывали. Помнит Ксеня, что немцы стали из машин бросать что-то на дорогу. Все начали выходить во дворы, опасливо озираясь по сторонам. Постепенно подошли ближе к колонне. На земле, под ногами, лежали яркие бутылки с одеколоном и плитки шоколада. Это то, что бросали немцы из машин.
Незнакомый чужой мужик в добротных сапогах и галифе великодушно разъяснял:
– Можете брать себе одеколон, шоколад. Это вам паны солдаты бросили.
Тогда Колька успел подхватить флакон одеколона. Долго еще стояла разрисованная яркими цветами пустая бутылочка. Ксюша приспособилась заливать туда простую воду, через какое-то время из флакона исходил запах, похожий на одеколон…
Затем немецкий офицер поднялся на ступеньку грузовика, намереваясь говорить с народом, как вдруг необычная процессия привлекла к себе все внимание. Ксеня помнит, как они с подругой Зиной даже рты разинули. Да и не только они.
Дед Захар в начищенных ваксой сапогах и в белой сорочке с вышитой крестиком манишкой на вытянутых руках держал буханку черного хлеба, присыпанную сверху щепоткой соли. Из-под буханки свисали два конца рушника, расшитого петухами. Его жена Настя опасливо выглядывала из-за плеча деда, что-то бережно поддерживая двумя руками в широком фартуке. Сельчане переводили недоуменные взгляды с деда Захара на бабу Настю. Очумелые немцы на всякий случай взялись за автоматы. Затянувшуюся паузу прервал дед:
– Дорогие наши паны немцы! Мы рады, что вы наконец пришли! Но даже нечем встретить таких дорогих гостей! Эти… (баба больно толкнула локтем деда в бок, и тот заменил нецензурное слово) окаянные Советы все у нас отобрали. Вот, возьмите хоть буханочку хлеба и десяток яичек!
Яйца находились у бабы Насти в фартуке. После речи мужа она осмелела и торжественно подошла к офицеру. Тот оторопело посмотрел на яйца в переднике и перевел вопросительный взгляд на переводчика, мужика в галифе. Переводчик спас положение. Хлеб взял от деда и передал солдатам, с машины соскочил немец, подошел к бабе Насте и переложил яйца себе в каску, несколько раз повторяя: «Зер гут».
Ксюша с Зиной, боясь расхохотаться вслух, прикрыли рты ладонями. Но дальше было вовсе не до смеха. Пан офицер все-таки держал речь. Никто не понимал немецкий язык, просто слушали гортанные чужие звуки. Потом надоело… Затем переводчик огласил сказанное немцем:
– С этого дня у вас в селе действует немецкая власть. Если кто-либо попытается вредить панам немцам – тот будет расстрелян. Каждый двор должен помогать немецким солдатам в благодарность, что они освободили вас от Советов. Помощь можете оказывать в виде провизии, как то: яйца, сало, куры, гуси и прочее. И еще. Немецкое командование объявляет набор юношей и девушек, которые пожелают работать на благо великой Германии. С завтрашнего дня в сельсовете начнут регистрировать желающих. Если вы будете выполнять все требования панов немцев, вас никто не тронет. Примером сегодня может послужить хозяин, поднесший солдатам хлеб и яйца. Его мы назначаем вашим старостой…
Ксеня вспомнила, как баба Настя с почтением взяла под руку своего деда, и они с достоинством прошествовали к своему двору…

Комментариев нет
11.02.2017

Нет, больше я не в силах это выносить. Им не нравится, когда я ухожу из дома, но я сказала, что мне нужен свежий воздух, пусть позвонят мне, если появится что-то новое.
Конечно, вовсе не свежий воздух мне был нужен, мне необходимо было искать, искать, искать. Заглядывать под камни, в бочки для дождевой воды, в сараи и амбары, под прилавки магазинов. Я выскользнула за ворота, одержимая потребностью искать. В этой одержимости мне мерещилось, что дочка уменьшилась до размеров крошечной фигурки в красном пальто, которую можно повесить на новогоднюю елку как игрушку или на сумку как брелок. Вот почему я не могу найти ее — она очень маленькая. Она выскользнула, а я не заметила этого, и теперь нужно искать ее в дуплах деревьев или в трещинах земли. Нужно приложить ухо к земле и прислушаться — наверное, она зовет меня, и голосок ее не громче мышиного писка.
Я перепрыгнула через низкую каменную стену и пошла среди колосков. Когда я раздвигала стебли, чтобы увидеть землю, их зеленые макушки щекотали мне пальцы. Я, как охотничья собака, крутила головой из стороны в сторону, выслеживала добычу, я искала: след ноги, прядь волос, красный лоскут.
В ту минуту мне это не казалось безумием, я полагала, что выполняю важную задачу, что в моих действиях есть смысл. Но когда я добралась до угла поля и вскарабкалась на стену, то масштаб задачи обескуражил меня. Поля простирались передо мной одно за другим, одно похоже на другое, они уходили за горизонт, сколько видел глаз.
Я взглянула на телефон: никаких сообщений.
Как будто она растворилась в воздухе.
— Где ты? — кричала я, обращаясь к пустынным полям. — Ну где ты?
К тридцатому дню мы снова стали единой семьей — я, мама, отец. Они жили у меня, приносили из супермаркета пакеты с продуктами. Отец красил забор перед домом, я говорила ему — брось, но он ответил, что ему легче, когда он занят делом.
Какой нелепой кажется теперь наша вражда.
— Хватит тебе бродить, — говорили они мне, когда я надевала пальто, чтобы снова уйти из дома.
— Не могу, — отвечала я.
Девочка, которую видели в окне полицейского участка, оказалась никакой не Кармел. Ее разыскали, но выяснилось, что она внучка местных жителей. И одета она была в красное платье, а не в пальто.
В тот день я обследовала деревья в округе. Я обессилела, как принцесса, которую туфельки заставляют танцевать по холмам и по долам, а снять туфельки она не может. Уже темнело, когда я прилегла рядом с ручьем, прижалась лицом к земле с такой силой, что песок забился в рот, и я стала отплевываться.
Я долго лежала там. Так долго, что предметы вокруг меня из темных стали светлыми. Лучи солнца медленно опускались, мягкий серебристый свет пробивался меж деревьев. Этот серебристый свет напоминал мне о чем-то, я пыталась вспомнить о чем, и в это время меня привлек негромкий шум.
Я подняла голову — на другом берегу ручья сидела девочка. Она сидела на корточках и бросала камушки в воду, они падали с плеском, и я подумала — как она оказалась одна в таком безлюдном месте, о чем думают ее родители, почему разрешили уйти одной так поздно и так далеко от дома?
Пока я смотрела на нее, меня постепенно осенило. Я прекрасно знаю эту девочку, она не чужая. Это Кармел, моя дочь.
Я села.
— А, это ты, — фыркнула она и снова бросила камешек.
Я чуть не рассмеялась, так смешно она фыркнула, и какая-то благодать разлилась по всему моему телу до самых косточек, словно целительный бальзам, словно эликсир жизни.
— Кармел, где ты пропадала все это время, родная?
Она поднялась. Вместо красного шерстяного пальто на ней была красная куртка поверх белого платья с оборками. А куртка была расшита кругляшами, которые в серебряном свете вспыхивали рубиновым.
— Не знаю. Ты же потеряла меня, — ответила она и бросила камешек в воду. — Ты потеряла меня, словно я бусинка. Мелкая монета. Ты водила меня в такие места, где легко потеряться. Ты нарочно это делала.
Еще несколько камешков упали в воду.
— Нет! Это неправда! Ты сама хотела в такие места. Вспомни, лабиринт — это твоя затея.
Она прищурилась, потом взглянула на меня растерянно:
— Может быть. Значит, мы обе хотели потерять друг друга?
— Нет, конечно, нет. Не говори так. Иди ко мне, и мы вернемся домой.
— Я не могу перебраться через ручей, — покачала она головой. — Вдруг замочу новые туфли.
Она поворачивается и идет прочь между деревьями, ветер шевелит ее волосы, и они прядками приподымаются над головой.
— Кармел, Кармел!!! — кричу я вслед удаляющейся фигуре.
От собственного крика я просыпаюсь, крик смешался с землей у меня во рту, вскакиваю и смотрю на другой берег — кажется, там воздух еще колышется от ее недавнего присутствия.
— Я увижу тебя снова, увижу, — клянусь я себе, глядя на тот берег, словно она по-прежнему там. — В этой жизни или в следующей, но я увижу тебя!
Это был последний сон про нее, в котором она уходила прочь.

Комментариев нет
10.02.2017

Давным-давно этот мир, где мы сейчас находимся, и тот, с которого мы пришли, были одним целым. Люди тогда жили счастливо и радостно, по законам Совести, Справедливости, Добра, Долга, Чести, Красоты и Истины. Не было тогда на земле ни войн, ни революций. Люди честно трудились для себя, помогая при этом выживать нуждающимся. В каждом человеке была заложена истина, которая гласила, что главное богатство этого мира – любовь к своим родным, соседям, просто людям. Потому что все мы – маленькая частичка одного целого. Кстати, городов тогда не существовало. Были просто небольшие поселения. Мы как раз находимся в небольшом поселении, которое сохранилось с тех времен. И люди здесь пытаются сохранить тот же уклад жизни, что был здесь раньше.
– Ни фига себе, у них любовь к ближнему! – недовольно проворчал, перебив друга, Сергей. Все остальные на него зашикали, и ему пришлось успокоиться. А целитель, между тем, продолжал свое повествование:
– Я говорю, пытаются. Но при этом нужно взять во внимание, что мир вокруг очень изменился, и этим людям приходится быть суровыми к своим врагам. Иначе они погибнут. Так вот, возвращаясь к тем далеким временам, нужно добавить – власти тогда на земле не было никакой.
– Как, не было? – на этот раз пришел черед удивляться Олегу.
– Да вот так. А зачем им была власть? Ведь каждый человек подчинялся только тем законам, которые я назвал чуть раньше. И главными из них были законы Совести, Добра и Справедливости. Но однажды очень грамотный и умный человек по имени Солок, постигавший мудрость в забытой всеми пещере, вдруг ни с того ни с сего взялся написать Книгу антизаконов. Так, ради шутки, чтобы посмешить остальных людей.
Он считал, что эта писанина у него много времени не займет. Но вышло так, что потерял он на этой Книге тринадцать лет своей жизни. При этом нужно учитывать, что отдавал он ей буквально все свое время. У него не было времени помыться, у него не было времени подстричься. И когда он пришел к людям, чтобы почитать свою Книгу, никто не узнал его. Солок стал похож на дикого зверя. Его борода и волосы торчали в разные стороны – помятые, не расчесанные, не стриженные. При этом глаза безумно блестели, а свое, столько лет не мытое, тело он почесывал длинными когтями.
Все население деревни вышло подивиться на этого урода. А урод раскрыл Книгу и стал читать – мол, сейчас я вам покажу настоящий смех. В тот момент, когда он пришел в деревню, на небе светило солнышко, было светло и уютно. Когда же Солок дочитывал первую страницу своей книги, все небо оказалось затянутым тучами, сверкали молнии и гремел гром. Поднялся страшный ветер, который валил, деревья и уносил с собой людей. А затем начался дождь. Да еще какой! Это был даже не ливень – казалось, что запасы вселенской воды ринулись сплошным потоком на землю. Тогда еще никто не знал, что в этот момент, «благодаря» Книге Солока, рождалось Зло.
Поначалу Зло было маленьким, не устоявшимся. В тот момент его можно было победить, но не нашлось такого человека на земле. И люди погрязли в грехах. Они перестали уважать и понимать друг друга. Люди побежали к Солоку плотной толпой и стали требовать у него порчи на соседа, заговора на друга, жаждали смерти брату и разорения отцу. Солок, в ужасе от содеянного, укрылся в своей пещере и больше на людях не показывался. Но у него нашлись последователи. Они переписали Книгу и даже кое-где внесли свои поправки.
Нужно добавить, что Книгу переписывало двенадцать разных человек. Когда они закончили свою работу, на земле кроме тринадцати Книг, существовало еще и двенадцать очень страшных людей. Они познали все таинства Книги и стали распространять ее власть по всей земле. Злая магия все дальше и дальше разлеталась во все стороны света. И вот тогда Солок, очень болезненно переживавший то, что он натворил, дал знать о себе еще раз. Он использовал последний свой заговор (его он в свою Книгу не внес). Так вот, чтобы черная магия не распространялась дальше по земле, он несколькими словами и одним жестом поделил мир на две части. И это было вовремя сделано, хотя семена заразы были вброшены и на нашу половину земли.

Комментариев нет
09.02.2017


В Государственном музее Л.Н.Толстого вскоре откроется выставка, где главными объектами внимания станут замечательные офорты российского художника Александра Алексеева к известному роману Льва Николаевича под названием «Анна Каренина».

В экспозицию войдут 120 иллюстраций в технике акватинты, где лучшим образом художнику предоставляется возможность передает динамику цвета, света, полутонов и тени. Они были написаны Алексеевым в период с 1951 по 1957 год.

Имя Алексеева хорошо известно благодаря его участию в создании иллюстраций к изданиям произведений А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, А.П. Чехова, Эдгара По, Б.Л. Пастернака и других, а также к русским народным сказкам и «Слову о полку Игореве».

Комментариев нет
09.02.2017


Российский режиссер Роман Доронин и продюсер Алексей Петрухин недавно заявили о том, что в их новом проекте по мотивам романа «Преступление и наказание» известного русского писателя Федора Михайловича Достоевского одна из главных ролей достанется популярному немецкому актеру Тилю Швайгеру.

Премьеру фильма должна состояться в конце 2018 года, сама экранизация будет сниматься с использованием новейших визуальных технологий в кинематографе, и, по словам авторов, напомнит зрителям «Шерлока Холмса» Гая Ричи:

«Мы мечтали о том, что сможем снять в новейшей технологии VR 360. Надев шлем, вы не смотрите кино на экране, находитесь в нем. Год назад технологии были дорогими, а сейчас мы можем сделать такой революционный проект. У нас есть возможность опередить весь мировой кинематограф».

Комментариев нет
08.02.2017


Storytellers – это проект, подготовленный творческими людьми союза двух стран — России и Великобритании — при поддержке Британского совета и англоязычного издания «Inrussia».

Участники путешествия по городам Транссибирской магистрали посетили Казань, Екатеринбург, Новосибирск и Красноярск, что было отражено в документальном фильме, многочисленных фотографиях, ряде эссе и репортажах. Помимо знакомства с российскими городами, участники проекта «Транслит» были увлечены встречами с многими местными художниками, писателями, музыкантами, в том числе и по поводу творчества Уильяма Шекспира, поскольку в этот момент проходила годовщина 400-летия со дня смерти великого драматурга.

«Поэт Джо Данторн пишет о холоде, от которого впервые в жизни ощутил собственные печень и почки. Писатель Эндрю Диксон размышляет об эпитафиях на могилах членов ОПГ в Екатеринбурге: это аллегория духовного перерождения или урок социального дарвинизма? Писатель Алиса Ганиева наблюдает за тем, как британские путешественники знакомятся с ее родиной. Гриф Риз сочиняет оду березе, а литературный критик Константин Мильчин исследует сибирские мифы и легенды».

Комментариев нет
08.02.2017


На днях в центре города Одесса состоялось торжественное открытие мемориальной доски в честь выдающегося русского писателя и лауреата Нобелевской премии по литературе, Ивана Алексеевича Бунина, на улице, имеющей название также в честь литератора, который имеет непосредственное отношение к этому украинскому городу:

«Писатель часто бывал в Одессе, а через некоторое время после начала революции в России перебрался в город и жил тут до эвакуации Белой армии в 1920 году. Воспоминания об Одессе тех времен вошли в его книгу «Окаянные дни» (1918)».

Комментариев нет
08.02.2017


Дом-музей Марины Ивановны Цветаевой, расположенный в Москве на Борисоглебском переулке, в данный момент закрыт на ремонт по случаю годовщины 125-лет со дня рождения талантливого поэта и представительницы Серебряного века русской поэзии. Он завершится в мае текущего года.

Посетителей музея и поклонников литературного творчества Цветаевой ждет огромный сюрприз – сотрудники мемориального музея впервые решили открыть гостям все комнаты квартиры, принадлежащей в прошлом веке семье Марины Ивановны, среди которых и «комната-отщепенец», как назвала ее сама Цветаева.

С открытием преображенного музея торжественно откроется и новая юбилейная выставка в пространстве кухни и офицерской мансарды, а позже, в октябре, выставка «Где мой дом», подготовленная Российским государственным архивом литературы и искусства и Литературным музеем, в центре внимания которой окажется творчество Марины Цветаевой.

Комментариев нет
08.02.2017


Прошлогодний лауреат Нобелевской премии по литературе, музыкант и автор песен Боб Дилан, еще в 1966 году написал экспериментальный роман под названием «Тарантул», который с подъемом популярности его автора в 2016 году поступил в прошедшем месяце в крупнейшее российское издательство «Эксмо» для знакомства с ним российских читателей.

«Можно сказать, что тираж книги – 6 тысяч экземпляров в двух оформлениях – закончился. И сейчас мы ждем появления дополнительных тиражей».

Сам роман написан в популярном литературном приеме потока сознания, где центром внимания автора становится современная жизнь, а также ее основные проблемы и проявления. Каждый читатель найдет в нем иной раз поразительно смешные, в другой раз – ужасающие вещи.

Комментариев нет