Главная Марафон!
01.01.2016Glavred

В честь празднования 100-летия со дня рождения Александра Солженицына Российская государственная детская библиотека объявила конкурс «Солженицын вслух».
В конкурсе могут принять участие школьники от 9 до 13 лет и от 14 до 17 лет. Участникам предлагают прочесть и записать на аудионосители в формате WMA, WAV или MP3 одну из «Крохоток» Александра Солженицына. Записи конкурсантов будет судить экспертное жюри. По итогам конкурса планируется запись своеобразной аудиокниги, которую создадут сами школьники.

Прием конкурсных работ уже начался. Их ждут на сайте библиотеки, а итоги подведут в конце 2016 года.
В Минкультуры сообщили, что в каждой номинации определят одного победителя и двух финалистов.Награждение победителей и презентация аудиокниги состоятся на праздновании дня рождения А. И. Солженицына в Доме русского зарубежья.

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Аспиранты Калифорнийского университета в Беркли создали проект о жизни и творчестве Дмитрия Пирогова, Булата Окуджавы и Саши Соколова. Сайт запущен под руководством профессора русской литературы Ольги Матич и называется — Russian Writers at Berkeley. На нем читатели смогут найти интервью, фотогалереи и избранные произведения русских авторов.

В разделе, посвященном Булату Окуджаве, выложено видео авторского выступления в Беркли в марте 1979 года. Помимо этого, есть и видеокомментарии американских славистов о жизни и творчестве поэта.

Творчество Дмитрия Пирогова также широко освещено на сайте. Создатели разыскали крупные сканы графических работ автора. В разделе о Саше Соколове читатель найдет интервью с писателем, биографию и роман «Палисандрия», считающийся настоящим феноменом иммигрантской литературы.

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Уже в середине 2016 года россияне увидят новую двухрублевую монету. Банк России в честь 250 – летия со дня рождения Николая Карамзина выпустит до трех тысяч единиц монет с портретом писателя.

Эскизы монеты пока не обнародованы, но предполагается, что на ней будет изображение писателя и годы его жизни.

Также в министерстве искусства и культурной политики сообщали, что к юбилею Карамзина в 2016 году выпустят почтовые марки и конверты. Торжественное гашение марки пройдет в Москве.

На родине писателя, в Ульяновске, выпустят юбилейную медаль «250-летие Н. М. Карамзина». Две первые награды вручили председателю Ульяновского отделения Союза писателей России Ольге Шейпак, и поэту Николаю Марянину.

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Филипп вздрогнул и замер на месте. В кабинете стало тихо. Так тихо, что Филипп закрыл глаза и прислушался к этой звенящей тишине. Становилось легче, напряжение постепенно отступало. Внезапно он вспомнил университетские аудитории, в которых когда-то читал лекции по истории. Вспомнил их запах и чувство защищенности, которое когда-то там было. Его лекции посещали все студенты курса – Филипп был лучшим преподавателем и блестящим лектором. Даже те, кто не любил историю, приходили просто послушать Филиппа. Лекции несли людям не только глубокий и тщательно выверенный материал, но и заряжали всех какой-то неведомой позитивной энергетикой. Люди выходили с них словно заново родившиеся, чистыми и просветленными. Филипп же в свою очередь, будучи блистательным оратором, раскрывал все свои способности во время выступлений и чувствовал отдачу со стороны зала, чувствовал любовь и уважение слушателей. Но это было давно. Так давно, что Филипп успел позабыть те времена.

В начале девяностых большую часть преподавателей университета сократили, но Филиппа решили оставить как одного из лучших педагогов. Через полгода он ушел сам. Из-за небольшой зарплаты ему хронически не хватало денег на содержание семьи. Жена все время ворчала, а появление нового ребенка заставило Филиппа всерьез задуматься о поисках новых источников доходов. Поначалу Филипп пробовал заниматься репетиторством, но уроки истории брали неохотно, больше из сострадания и жалости к Филиппу. И тогда он решил, что в жизни надо что-то менять. Причем кардинально. Решение пришло спонтанно, вместе с другом, приехавшим в гости из Сургута:

– Да уж, Филипп, что-то не густо, я смотрю, ты живешь? – сказал друг, немного выпив за ужином. – Я не в осуждение, конечно, ты не подумай ничего такого.

– Да нет, не переживай, я историю преподаю в вузе. Сам знаешь, какие сейчас зарплаты, но на жизнь хватает, в принципе, – неумело соврал Филипп. Друг это заметил.

– Филипп, да ты же у нас светлая голова. Отличником был в институте, а теперь вот прозибаешь. Давай к нам в управление по бурению? Переучим тебя на буровика. Начнешь под моим руководством, а там глядишь, и начальником отдела сделаем.

– Да какой я буровик? У меня образование гуманитарное!

– Как и у меня, Филипп, – уже на полном серьезе сказал друг, сменив тон, – а я начальник управления сейчас. Я же говорю, переучим тебя. На фоне сегодняшних буровиков ты еще и звездой станешь. А пока будешь учится заочно, я тебя к себе определю.

– А зарплата? – на всякий случай спросил Филипп, изнывающий от недостатка денег.

– По этому поводу не переживай, уж куда больше будет, чем сейчас у тебя.

– Ну не знаю, неожиданно как-то….

Вечером Филипп обсудил предложение друга с женой, а на утро следующего дня отнес ректору заявление об уходе из института. Делал он это неохотно, с тяжестью в сердце, пару раз даже хотел порвать бумагу, но решил, что уже принятое решение лучше не менять. Он понимал, что для семьи так будет лучше. Через неделю Филипп уехал в Сургут.

Друг не ошибся в своем выборе: Филипп осваивал науку бурения со свойственной ему страстью к обучению и уже через год был готов сдать весь курс экстерном. Еще через год выполнял обязанности главного инженера на буровой. Работа Филиппу нравилась: деньги платили хорошие, друг помогал двигаться по карьере, семья была довольна. Но со временем Филиппу стало сильно не хватать его лекций и общения со студентами. Он часто приходил домой после работы, расставлял в своей комнате стулья, представляя, что на них сидят слушатели, и начинал свое выступление. Поначалу это казалось странным его жене и детям, но со временем они привыкли, поняв, что Фиипп в эти моменты расслабляется и уходит в какой-то ведомый только ему мир. Мир, в котором Филлипу хорошо.

Шли годы. Филипп стал постепенно забывать о своих лекциях, перешел в западную компанию на работу сейлса и сильно приподнялся в зарплате. Жена была беременна уже третьим ребенком. Работа в новой компании была разъездной и позволяла много общаться с заказчиками, а иногда даже делать презентации. Филипп снова ожил, выступления вселяли в него силу. Втайне он мечтал о том, что накопит денег, купит квартиру, чтобы сдавать ее, и вернется в… университет. По выходным рассаживал своих детей по стульям и читал им свой курс. Жена уже не обращала на это внимания, относилась с пониманием к этой странности мужа.

– Филипп, ну не мучай их своей историей, пусть лучше мультик посмотрят, – умоляла она.

– Они и так мультики смотрят, пусть лучше про реформы Петра послушают, гораздо полезнее, – на полном серьезе говорил Филипп и перелистывал тома лекций.

– Какого еще Петра? Они же маленькие. Что ты несешь?

– Первого! Петра Первого! – гордо говорил Филипп, видимо, представляя себя в образе царя.

Дети не долго могли слушать Филиппа – при первой возможности убегали в другую комнату и тот продолжал свою лекцию в одиночестве и полной тишине. Он к этому привык. Но ему не хватало вопросов аудитории, общения с ней и уважения. Не хватало какого-то внимания людей и их эмоций.

Филипп открыл глаза и понял, что он так и стоит в кабинете главного буровика. За окнами уже заметно потемнело и он вдруг подумал, что про него могли и вовсе забыть и закрыть в комнате. Филипп рванулся к двери, схватился за ручку, дернул ее изо всех сил и увидел перед собой испуганную секретаршу главного буровика:

– О Господи, Вы еще здесь? – схватилась она за сердце, – Вы меня до смерти напугали!

– Извините, я задумался… – стал оправдыватся Филипп.

– Так Николай Петрович уже два часа назад уехал. Вы что, все это время у него в кабинете были?

– Видимо, извините еще раз, воспоминания нахлынули…

Филипп не стал продолжать беседу – пройдя мимо секретарши, он спустился по лестнице и выбежал во двор. Поймав первую попутку, он сразу же отправился в отель. Ему хотелось остаться одному, достать свои лекции, представить шум аудитории и… почитать. Расслабиться. Почувствовать себя тем, кто он есть на самом деле, почувствовать себя преподавателем истории.

Он доехал до отеля, расплатился в водителем и быстрым шагом направился в номер, захватив пару бутербродов на ужин. В ресторан он решил не идти – ему не хотелось терять время на еду. Ведь впереди был целый вечер, вечер истории государства российского! Перед тем как начать свою лекцию, он позвонил жене, отчитался перед ней, в надежде, что она больше не будет ему перезванивать и отвлекать его от процесса. И через пол часа, предварительно расставив стулья, он начал читать свою первую лекцию…

Ближе к девяти в номере зазвонил телефон. Филипп прервался на звонок и, сняв трубку, спросил недовольным голосом:

– Да, кто это?

– Отдохнуть не желаете? – спросил приятный женский голос.

– В смысле отдохнуть?

– С девушкой…

Филипп сначала задумался, пытаясь понять, о чем идет речь и взял небольшую паузу. Женский голос продолжил:

– Мы можем подняться к Вам в номер, Вы выберете ту девушку, которая понравится.

– Нет, не надо, – сказал Филипп и положил трубку, поняв наконец о чем идет речь. Ему стало как-то не по себе. В другой раз он не обратил бы на это внимания, но только не во время чтения лекций. Дух университета, царивший в комнате, никак не уживался у него с наличием рядом проституток.

После этого он сел на стул, выждал небольшую паузу и продолжил читать. В его воображении вдруг опять возникла аудитория, полная студентов, их внимательные лица, смотрящие на Филиппа и выражающие глубокий интерес к материалу. Филипп, читая, иногда размахивал руками и повышал голос так, что было слышно даже на ресепшн отеля. Время подошло к десяти, но Филипп не останавливался. Лекции шли одна за другой. И напряжение внутри лектора зашкаливало. Но вдруг зазвонил телефон. Разъяренный Филипп схватил трубку и закричал:

– Да! Слушаю! Что Вам от меня нужно?!

– Девушку не желаете?

– Нет!!! – и он бросил трубку.

Звонок немного отвлек Филиппа и сбил с нужного настроя. В голову лезли какие-то ненужные мысли, из воображения исчезла аудитория со студентами и все сразу померкло. Филипп понял, что больше не сможет настроиться на чтения. Он сел на кровать и стал нехотя есть бутерброды, которые захватил с собой. В дверь постучали…

– Войдите! – прокричал Филипп.

В комнату вошли пять молодых улыбающихся девушек. Одна из них осторожно спросила:

– Может быть, все-таки выберете одну из нас? А то вы единственный в этом отеле сегодня, а нам работать надо, – грустно сказала она.

– Сколько? – закричал на них Филипп.

– Вообще-то мы две берем за час, но можно и за одну договориться, а то сегодня вообще пусто тут.

– Беру всех!!! – прокричал Филипп и протянул ей пять тысяч.

– Как всех??? – не понимая, что происходит, спросила девушка, пряча купюру в сумку.

– Всех! Рассаживайтесь!

– Куда?

– На стулья! – и Филипп показал им на стулья, расставленные в комнате. Девушки аккуратно присели и замолчали.

– А что нам делать? – спросила испуганно одна из них.

– Слушать!

Филипп встал перед девушками, достал свои материалы и начал… Он читал кусками, выбирая самые интересные моменты, пытаясь удержать внимание аудитории и выступить как можно эмоциональнее и ярче. Из-за этого он перескакивал с одной лекции на другую, пропуская иногда сразу по несколько страниц. Когда девушки зевали, он начинал активно жестикулировать, повышая голос. По очереди он смотрел в глаза каждой из них и читал все громче, все выразительнее. Он был актером, а они его зрителями. Номер старой гостиницы – его театром. В самые напряженные моменты речи глаза Филиппа слезились, лицо краснело, а руки немного тряслись он напряжения, судорожно перелистывая страницы тетрадей. Под дверью его комнаты столпилась администрация отеля и тоже внимательно слушала…

Так прошел час или немного больше. Филипп наконец-то остановился, глубоко вздохнул, еще раз посмотрел на девушек и, улыбнувшись, сказал:

– Все, теперь можете идти. Вы свободны!

– А как же…. – спросила одна из девушек, – ну, это самое?

Филипп оглядел ее с ног до головы, вспоминая похожих студенток, и ответил:

– Вы были хорошими слушателями, спасибо вам за вечер, – Филипп улыбнулся детской улыбкой. На душе у него было светло.

Он проводил девушек, не спеша сложил свои лекции в сумку, умылся и лег в кровать. Через пять минут он заснул, улыбка так и не сходила с его уст до самого утра.

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Утро понедельника я встретила бодрой и готовой к новым свершениям. Видимо, организм окончательно мутировал в трудоголика.

Сегодня предстояло выездное занятие в столичном суде, так что я поспешила в столовую. Необходимо было получше подкрепиться перед предстоящей поездкой.

Войдя в помещение столовой, отметила, что «мутации», похоже, подверглись все бывшие сони с моего факультета. Защитники явились на завтрак в полном составе.

Решив присоединиться к однокурсникам, я направилась к раздаточному столу, около которого неожиданно столкнулась с потрепанным и не выспавшимся Вальтаном. От воспоминания о видео, где он тягал бревна, мои губы дрогнули в невольной улыбке.

Заметив это, парень окинул меня откровенно злобным взглядом и процедил:

— Злорадствуешь?

— Ну что ты, и в мыслях не было? — не скрывая издевки, ответила я. — Ты ведь так рьяно доказывал, что неравнодушен ко мне. Как же я могу издеваться над человеком, пострадавшим из-за любви? Кстати, отработка проходит успешно?

— Ты… — прошипел сквозь зубы мой бывший парень.

— Я! — уверенно парировала в ответ. — Запомни, урод, решишь еще раз вспомнить прошлое — к алтарю пойдешь без некоторых стратегических частей тела. Надеюсь, твоя верная невеста переживет их отсутствие. В прошлый раз я не могла сопротивляться из-за яда цифара, но рискнешь пристать еще раз, и я применю магию. Так что подумай, стоит ли оно того.

Вальтан промолчал, но скрип его зубов я услышала отчетливо. И, гордо вскинув голову, направилась к друзьям.

Завтракали мы спешно: никому не хотелось опоздать к началу занятия. Так что уже через четверть часа весь факультет Защиты стоял в телепортационном зале.

После распределения я, в составе группы из десяти студентов, была направлена на процесс судьи Каслера. Сопровождал нас один из преподавателей кафедры Имущественного процесса.

Строгим тоном мужчина напомнил о том, что судебное разбирательство — это серьезное мероприятие, и вести себя надо подобающе. После чего мы прошествовали по длинному коридору к одному из многочисленных залов заседаний.

Встречные посетители, Защитники и проходившие мимо судьи с интересом и улыбками рассматривали наш внешний вид. Но если я старалась просто не обращать на это внимания, то Нетти и его приятели, напротив, гордо демонстрировали модные фасоны своих мантий.

Едва мы вошли в зал, как помощник судьи указал на специальную зону, расположенную позади возвышения с судейским столом. Мы расселись на лавочках, и сверху тотчас опустилась пелена заклинания

Сокрытия, делая нас невидимыми для тех, кто будет находиться в зале.

Сразу же после этого появился судья Каслер. Вскочив со своих мест, мы склонились в поклонах. Поприветствовав нас, судья направился к своему столу и кивнул помощнику. Открыв дверь, тот зычно пригласил пройти участников процесса.

В зал заседания вошли два Защитника, в привычных серых мантиях и шапочках. Сразу же вслед за ними показались невысокий, лысоватый мужчина и элегантная дама, неопределенных лет, сжимавшая в руках объемную сумку.

В руках судьи Каслера возник небольшой, горящий ослепительным светом кристалл. Мужчина установил его на подставку, расположенную рядом с визариумом, и произнес активирующее заклинание. Перед судьей тотчас вспыхнула уже знакомая нам сфера вызова, из которой стали появляться магические зеркала, складываясь в сверкающую книгу. Как только готовое дело зависло рядом с судейским столом, Каслер произнес:

— Предварительное заседание объявляется открытым. Слушается дело Фингрисс против Фингрисс. Госпожа Амелия Фингрисс обратилась к господину Рунгору Фингрисс с иском о расторжении брака и разделе имущества, приобретенного в браке. Дело рассматривает судья Томас Каслер. Стороны доверяют суду?

— Да, Ваша Честь, — почти синхронно ответили участники процесса.

— Госпожа Фингрисс, вы настаиваете на своих требованиях? — судья обратился к женщине.

Дама величественно выпрямилась и взглядом окатила ненавистного мужа презрением.

— Естественно, Ваша Честь! Как я вообще столько лет могла потратить на это ничтожество…

— Достаточно. Вам будет предоставлено слово позже, — прервал судья и посмотрел на мужчину. — Господин Фингрисс, вы согласны с исковыми требованиями вашей супруги?

— Только частично, — ответил тот сбивающимся голосом.

— Есть ли у супругов несовершеннолетние дети? — уточнил судья Каслер, пытаясь найти информацию в судебном деле.

Защитники синхронно отрицательно качнули головой. Однако их совместное «нет», произнесенное вслед за этим, было перебито громким возмущенным возгласом женщины:

— Да, Ваша Честь! Но Лилуши отказывается жить с этим человеком, он плохо влияет на мою девочку! Я вынуждена просить вас оградить нас от его тлетворного влияния!

— Не смей говорить обо мне плохо при нашей девочке! — вмиг растеряв всю робость, супруг сердито вскочил с места.

— Не смей повышать на меня голос! — воскликнула госпожа Фингрисс.

Защитники попытались успокоить и усадить своих клиентов на места, но удалось это только после рявкнувшего судьи:

— Тишина в заседании! Какая девочка, какая Лилуши? В материалах дела говорится, что у вас нет несовершеннолетних детей!

— Ваша Честь, это ошибка человека, которому я зря плачу деньги! — госпожа Фингрисс невежливо ткнула пальцем на своего Защитника. — Вот же моя девочка!

Из объемной сумки на стол была извлечена маленькая белая собачонка модной породы мармозетти, с кучерявой шерсткой и трясущимися ножками.

Наша группа дружно захихикала, а судья и его помощник оторопело уставились на собаку.

— Это не твоя, а наша девочка! — возопил, обманутый в отцовских чувствах господин Фингрисс.

— Ував! — визгливо подтвердила собачонка.

— О, маленькая! — засюсюкала дама. — Не бойся, мама не отдаст тебя этому ужасному человеку!

— Она и моя тоже!

— Ты плохо на нее влияешь! Ваша Честь, я как-то оставила девочку с этим человеком на выходные дни, а сама навещала больную матушку. И он сделал та-акое!..

— Ував! — вставила свое слово «доченька».

— Ничего я не сделал! — заспорил муж. — Мы чудесно провели время, пока ты уезжала в серпентарий, навестить свою змеюку-мать…

— Не смей обижать мою мать! — казалось, от громкого голоса госпожи Фингрисс с потолка сейчас штукатура посыплется.

— Ував, ував! — вступилась за бабушку «внучка».

— Ты не смотрел за ребенком, она объелась конфет и не спала днем! Я знаю!

Мы уже откровенно гоготали, а пунцовые Защитники едва ли не жевали свои шапочки, пытаясь сдержать смех. И тут судья Каслер не выдержал.

— Тишина-а-а! — его магически усиленный голос так резанул по залу, что зазвенело в ушах.

Защитники мигом приняли серьезный вид и уткнулись в зеркала визариумов. Собачонка же метнулась к хозяйке, влетела с сумку и залилась визгливым лаем. А судья Каслер повернулся к нам и окатил таким взглядом, что лично мне захотелось последовать за Лилуши и спрятаться в необъятной сумке госпожи Фингрис. Как оловянные солдатики, мы тотчас замерли на скамейках.

Наведя порядок в зале, судья обратился к сторонам процесса:

— Вы хотите сказать, что без споров разделили два дома, успешный бизнес, счета в банках, а сюда пришли, чтобы разделить какую-то собаку?

— Это не какая-то собака! — в один голос воскликнули «родители» Лилуши. — А наша дорогая дочь!

— Не собака? — судья вновь начал терять терпение. — А у вашей «дорогой дочери» документы есть?

— Ваша Честь! — воскликнула госпожа Фингрис. — Какие могут быть документы, когда речь идет о родительской любви?

Судья Каслер несколько раз глубоко вздохнул и вновь начал что-то изучать в материалах дела.

— Так, — наконец произнес он. — Судя по предоставленным данным, имущество в виде собаки породы мармозетти было приобретено супругами с их семейного счета. Разделить в натуре, без потерь, имущество не получится.

Госпожа Фингрис охнула и прижала сумку к груди.

— Следовательно, стороны должны решить, кто получит имущество, а кто денежную компенсацию, — продолжил рассуждения судья Каслер.

— Вы хотите, чтобы я продала свою девочку? — со слезами в голосе воскликнула госпожа Фингрис. — Никогда!

— Я тоже не собираюсь от нее отказываться! — добавил господин Фингрис.

— Еще раз услышу про девочку, и в дальнейшем судебное заседание будет проходить без вас, — судья обвел стороны тяжелым взглядом. — Речь идет о разделе имущества, которым является собака.

— У вас нет сердца, господин судья! — всхлипнула госпожа Фингрис, полностью поддерживаемая своей «дочуркой», чей визгливый лай не могла заглушить плотная кожа сумки.

— У меня есть здравый смысл, — парировал судья Каслер. — И вообще, если вы так любите свою… девочку, — это слово далось судье не без труда, — почему не хотите, чтобы она росла в полной семье?

Супруги Фингрис на мгновение задумались.

— Ну не знаю, — неуверенным тоном произнесла госпожа Фингрис. — Если только ради ребенка…

— Ради Лилуши я готов на все! — с трагическим пафосом добавил господин Фингрис.

Судья облегченно выдохнул.

— Значит, рассмотрение дела приостанавливается. Суд устанавливает срок в три месяца для того, чтобы стороны определились в необходимости расторжении брака. Если по его истечении какая-либо из сторон будет настаивать на расторжении брака, производство по делу будет возобновлено. Если нет, производство по делу прекращается. На сегодня судебное заседание объявляется закрытым.

Пока стороны и их Защитники покидали зал судебного заседания, судья Каслер вернул дело в хранилище. А потом шумно выдохнул и, пробормотав «надеюсь, в следующий раз они придут не ко мне», забрал со стола кристалл и быстро вышел.

Когда за ним закрылась дверь, мы вновь не удержались и рассмеялись. Особенно после того, как вспомнили слова профессора Ильгрина, о формальных судебных заседаниях.

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Издательство «Азбука» перед Новым годом в период выхода нового эпизода «Звездные войны: Пробуждение силы» выпустило новую книгу Джеймса С. А. Кори «Честь негодяев», в сюжете которого приключения главных героев фантастической саги, Хана Соло и Чубакки – описаны события после фильма «Новая надежда».

Имя автора «Чести» является псевдонимом писателей Дэниела Абрахама и Тая Фрэнка, которые ранее написали космо-оперу «Пространство», она легла в основу одноименного сериала.

Книга не имеет связи с Расширенной вселенной, которую американская кинокомпания Lucasfilm списала в так называемые «легенды». Сам автор как раз поставил условие об отсутствии этой связи.

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Фонд библиотеки Организации Объединенных наций доступен сотрудникам и аккредитованным дипломатам, однако недавно библиотека имени Дага Хаммаршельда, генерального секретаря Организации, придала огласке популярность научной работы «Иммунитет глав государств и госчиновников в делах о международных преступлениях» Рамоны Педретти.

Диссертацию представителя Университета Люцерна чаще всего запрашивали посетители библиотеки в 2015 году.

Педретти перечислила основания неосуществимости привлечения к ответственности в иностранных судах глав государств и чиновников. Речь идет и о Международном уголовном суде в Гааге.

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

На прошедшей неделе выдающийся современный прозаик отпраздновал свое 70-летие.

Первый рассказ будущего писателя «Спасибо» напечатали в возрасте 16 лет. В этом же году юный Попов был исключен из комсомола за участие в самиздате города Красноярска.

На данный момент Евгения Попова считают одним из самых неординарных русских писателей современности. Им был поставлен рекорд членства в «Союзе писателей», писатель состоял в нем 7 месяцев 13 дней, но за авторство западного альманаха «Метрополь» был исключен.

В последние годы печатается в различных российских журналах и газетах: «Знамя», «Новый мир», «Эсквайр», «Сноб» и др.

Его последняя большая работа в соавторстве с Александром Кабаковым – книга воспоминаний «Аксенов» — удостоена второй премии «Большая книга».

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Франциск является 226-й главой римской-католической церкви, первым представителем Ордена иезуитов и первым папой из Нового Света. Был избран в 2013 году. В 2015 году папа попробовал себя в современной музыке, выпуск альбома с композициями из речей Франциска, положенными на музыку, был согласован с Ватиканом.

Название новой книги папы римского «Имя Бога – Милосердие». Основа самой рукописи – диалоги с журналистом Андреа Торниэлли, корреспондентом газеты «Стампа», в которых папа размышляет о милосердии Божьем, оно является «венцом» его учения. Помимо того, в книгу войдут рассказы о священническом служении Франциска в Аргентине и о заинтересованности в проведении Юбилейного года Милосердия.

Книга состоит из 100 страниц, пронизанных важностью милосердного отношения.

Сам Торниэлли выпустил биографию нынешнего папы римского «Франциск. Папа бедных».

Комментариев нет
01.01.2016Glavred

Зубовский бульвар дом 15 неспроста был выбран адресом нового филиала музея литературы, поскольку в 20 веке он являлся доходным домом, помимо того, здесь проживали философы Борис Фохт и Сергей Булгаков, позже второй муж Анны Ахматовой, ученый-ассириолог и поэт Владимир Шилейко, а также русский историк Николай Кун.

Директор Государственного Литературного музея Дмитрий Бак сообщил о направлении деятельности музея:

На таком намоленном, книжном месте, прямо напротив Музея Москвы возникнет точка, культурный центр, который связан с русской литературой ХХ столетия. Мы создадим там систему так называемых «открытых хранений». Здесь будут располагаться фондовые хранения, но доступные для посетителей. Практически, это будет пять-шесть небольших музеев.

К 2016 году полностью были обработаны архивные материалы, содержащие записи и зарисовки, живописца Николая Ремизова – “золотые книги”, они станут доступны посетителям вместе с редкими рукописями и нотами поэта и артиста Александра Вертинского.

Комментариев нет